• Document: Вступление. Без него я никогда не стал бы врачом. Он замечательный человек! А пациенты вообще считают его святым.
  • Size: 174.19 KB
  • Uploaded: 2019-04-16 17:27:39
  • Status: Successfully converted


Some snippets from your converted document:

Вступление Конечно, отец бил меня, но лишь для того, чтобы наставить на путь истинный. Не понимаю, какое это имеет отношение к краху моего брака. Макс Макс, 38 лет, успешный хирург-ортопед, записался ко мне на прием, когда жена ушла от него после шести лет брака. Он от- чаянно старался вернуть ее, но она сказала, что не станет даже думать об этом, пока он не обратится за помощью к специали- сту и не научится контролировать себя. Ее пугали внезапные вспышки ярости Макса, и она устала от его безжалостной кри- тики. Макс при этом признавал, что у него горячий нрав, что он, возможно, слишком придирчив, но уход жены невероятно шокировал его. Я попросила Макса рассказать о себе и задавала наводящие во- просы по ходу беседы. Когда я спросила о родителях, он улыб- нулся и нарисовал радужную картину, особенно это касалось его отца, знаменитого американского кардиолога: Без него я никогда не стал бы врачом. Он замечательный человек! А пациенты вообще считают его святым. Когда я спросила, какие у него сейчас отношения с отцом, Макс нервно рассмеялся: 8  Вредные родители Отличные были отношения… до тех пор, пока я не сообщил ему, что хотел бы заняться холистической медициной1. Он возмутился так, как будто я собираюсь стать убийцей. Я сказал ему об этом три месяца назад… и теперь каждый раз, когда мы разговариваем, он начинает кричать, что не для того отправлял меня на медицинский факультет, чтобы я в конце концов стал каким-то целителем. А вчера мы крупно поссорились. Он рассердился и заявил, что я могу попрощаться с родителями, я больше не член семьи! Это так больно. Не знаю. Может быть, идея с холизмом действительно не очень удачная… Я заметила, что Макс нервно потирал руки, описывая отца, ко- торый, очевидно, не был таким уж святым, как пытался уверить меня пациент. Когда он понял, что я обратила на это внимание, то стал контролировать свои движения, соединив подушечки пальцев, — так часто делают преподаватели. Возможно, что он позаимствовал этот жест у отца. Я спросила, всегда ли его отец вел себя как тиран. Он ответил: Да нет, на самом деле нет. Иногда он кричал на меня, мог отшлепать, так ведь бывает со всеми детьми, разве нет? Но я бы не сказал, что он был тираном. Что-то в его тоне, которым он произнес «мог отшлепать», не- вольное дрожание голоса заставило меня насторожиться. Я стала уточнять детали. Выяснилось, что отец Макса «мог отшлепать» его ремнем два-три раза в неделю! Поводом могло стать все что угодно, любая мелочь: резкое слово, плохие оценки или забытая «обязанность» уже были серьезным преступлением для наказа- ния. Макс рассказал, что отец не очень беспокоился и о способе наказания — порол сына по спине, ногам и рукам, по ягодицам. Я спросила, насколько опасные травмы получал он от отца. 1 Разнови

Recently converted files (publicly available):