• Document: ПОВЕСТЬ КАРАМЗИНА «ФРОЛ СИЛИН»
  • Size: 914.52 KB
  • Uploaded: 2019-06-12 22:12:31
  • Status: Successfully converted


Some snippets from your converted document:

В. П. С Т Е П А Н О В ПОВЕСТЬ КАРАМЗИНА «ФРОЛ СИЛИН» Маленькая прозаическая «пьеса» Карамзина «Фрол Силин, благодетельный человек» не воспринималась самим автором как произведение, в какой-то мере художественно значительное. Позднее, в «Вестнике Европы», пересказывая рецензию Коафье на французский перевод своих повестей, Карамзин писал: «Забавно еще то, что Коафье находит в „Наталье" мармон- телевский рассказ и что он описание добрых дел Фрола Си­ лина выдает также за повесть, conte, замечая, что „эта повесть не имеет достоинства «Натальи», ni son mouvement!". Добрый Фрол, симбирский мужик, еще жив: не удивится ли он, что имя и дела его стали известны в Париже и в Германии».' Таким образом, значение «Фрола Силина» определялось для Карамзина не художественными достоинствами, и он прямо противопоставлял этот анекдот, «описание добрых дел», жанру повести, в которой, с его точки зрения, значительное место должен занимать элемент художественного вымысла — «сказ­ кой» называл Карамзин даже «Марфу Посадницу».2 Карамзин не включил «Фрола Силина» ни в одно из трех прижизненных изданий своих сочинений. Анекдот, широко распространенный в русской литературе X V I I I в., был тем не менее в глазах критики незаконным лите­ ратурным жанром. Сборники анекдотов становились достоя­ нием массовой литературы; в журналах анекдоты выносились в конец номера и являлись всего лишь развлекательным до­ полнением, зародышем будущего отдела «Смесь». Вместе с тем наблюдалась тенденция перерастания анекдота, по прямому 1 Вестник Европы, 1802, ч. VII, № 3, стр. 231. 2 Известие о Марфе Посаднице, взятое из жития Св. Зосимы. В кн.: Н. М. К а р а м з и н , Избранные сочинения, т. II. Изд. «Художественная литература», М.—Л., 1964, стр. 227. 230 В. П. СТЕПАНОВ значению этого слова — «неизданное», в литературно обрабо­ танную повесть. Предание, устный рассказ прослеживаются в сюжетах целого ряда так называемых «справедливых», «полу­ справедливых», «истинных» повестей. О том, что в жанровом отношении «Фрол Силин» нахо­ дился на зыбкой грани между анекдотом и повестью, свиде­ тельствует примечание Н. И. Греча к перепечатке этого произ­ ведения Карамзина в «Избранных местах из русских сочинений и переводов в прозе» (1812). «Напечатанная в сем собрании истинная повесть его (Карамзина,—В. С.) „Фрол Силин" потому помещена в отделении вымышленных повестей, что рассказ ее совершенно романтический и она вообще более под­ ходит к повестям, нежели к „Истории"», — пояснял он,3 при­ бегая к стилистическим аргументам, чтобы найти место «истин­ ной» повести Карамзина в своей жанровой классификации, восходящей к нормативным поэтикам классицизма. По-види­ мому, Греч счел мистификацией не только свидетельство Карам­ зина в тексте повести, но и его примечание к ней при публи­ кации произведений из «Мос

Recently converted files (publicly available):